Ты морячка - я моряк. Димка со своей любовью - Агатой. Уж и не знаю, как могло так получиться, но ни жены, ни детей своих у Димки не было. Точнее не было в общепринятом смысле. В Димкином же понимании, он был счастливым отцом четырёхлетней Агаты – дочки его бывшей жены.

- Слушай, когда она говорит мне «папа», я просто таю, я умираю, я с ума схожу.
- Да брось, Дим, не может же это продолжаться вечно. Ну будет у тебя жена, будут свои дети, надоест ей это в конце концов, придётся с Агатой расстаться рано или поздно. Ну не расстаться, так по крайней мере умерить свой любовный пыл и объём общения.
- Никогда, никогда не будет у меня жены, которая не примет Агату!

И что б вы думали, в каждый свой отпуск, в каждый выходной, в каждую свободную минуту он рвался к Агате, тащил с собой Агату. Вернувшись из Питера после гонок, он, едва пристроив яхту, ехал на ночь глядя к Агате, чтобы почитать ей сказку на сон грядущий, а как уснёт, возвращался в Пирогово, потому что завтра очередная регата.

Агата, как впрочем и все, кто его окружал, должна была разделить или хотя бы опробовать все его увлечения. И байдарочные походы, и горные лыжи, и парусный спорт. Зимой 2007-2008 года он стал водить её в горнолыжный клуб-школу на Воробьёвы горы и к весне она каталась уже по всей горе на Красной поляне. А на лето задумал устроить летний парусный лагерь для детей Агатиного, естественно, возраста. Мы ставили самого Димку и других Пироговских детей тех лет под парус в 8 – 10 лет, и это казалось чертовски рано. Ну ладно ещё на «Оптимистах» - детских яхточках. Но поставить 9-летнего на серф – это было круто. Не мог же Димка ждать так долго! Поставим и четырёхлетних!

Поднять паруса! Сложность была в том, что у самого Димки каждый день с ранней весны до поздней осени был занят яхтингом. Расписание участия в регатах было таким плотным, что стартовать в гонку, зачастую, приходилось с колёс. Когда тут ещё лагерем заниматься. Но, как говорится, охота пуще неволи. Горнолыжных тренеров с Воробьёвых гор он зажёг идеей «робинзонады» для их подопечных. Пироговских друзей, и нас в том числе, привлёк к этой идее через участие их детей.

С самого начала было ясно, что с коммерческой точки зрения, идея обречена на полный провал, но не это было двигателем. Мы поставим за лето всех наших детей под парус.

Димка поставил в дополнение к собственной палатке, которая должна была выполнять роль административного корпуса, склада, кухни и столовой, огромную тройную палатку. Накупил кучу тренировочного и просто бытового оборудования. С Воробьёвых гор привезли самый настоящий спортивный батут, у старого Димкиного тренера ЦСК ВМФ Шумского, под спасибо и обязательство вернуть в целости и сохранности, взяли два «Оптимиста» времён Димкиного ещё детства, но полностью в рабочем состоянии. Купили серфовую верхушку – рангоут и парус 2,4 метра. Мой серф был назначен Димкой на заклание детьми, не смотря на моё сопротивление. Велосипеды было велено всем притащить свои. До кучи купил Димка хороший теннисный стол.

До последнего момента мне казалось, что идея пустая и осуществить её, по тысяче причин, не получится. Но, как часто это с Димкой бывало – главное ввязаться в бой, а там всё само случится, куда денется!

Весь Пироговский народ помогал ему, как мог. Кто-то займёт детей, пока тренер готовит обед, кто-то готовит обед, пока тренер гоняет детей. Несмотря на всю невероятность и недоорганизованность, лагерь зажил своей жизнью.

Тренера – Коля и Лена, они же нянечки и воспитатели, работали практически без зарплаты, просто потому, что их дети и их горнолыжные подопечные участвовали в этом. На них лежала основная нагрузка. Они жили с детьми в палатках, кашеварили, проводили тренировки на батуте и просто ОФПэшные.

А правда, что старик Ананьев ещё Петра-I под парус ставил? На мне лежала обязанность кормить в выходные и в будни иногда, всю ораву завтраками и вечерами устраивать велопоходы. Опять же вечерами и в выходные я проводил парусные тренировки. Лёня Ананьев, корифей российского виндсерфинга, который своими руками клеил чуть ли не первые в Москве доски и ходил на них, который и меня и Димку лет 20-25 тому назад ставил под парус, взял на себя добровольное обязательство обучать наших детей серфу. И это классно у него получалось. Мало того, когда мы убедились, что парус в 2,4 метра не по силам детям 4-х – 5-и лет, Лёня руками сшил метровый парус.

Димка появлялся, в основном, по ночам, после 12 – привезти продукты, какое-то недостающее оборудование, полюбоваться на Агату, обсудить насущное с народом и пару часиков поспать. Но уж если доводилось ему объявиться среди бела дня, обязательно устраивал парусную тренировку, в любую погоду. Особенно одна народу запомнилась – в проливной холодный дождь. Но, удивительное дело, дети верили, что парус - это святое и ни в какую погоду отменено быть не может.

ОФП с горнолыжным уклоном. Существовал лагерь не долго. В полном своём объёме всего две недели, потом потянулись дожди, Воробьёвские тренера укатили на дачу, забрав своих детей и подопечных. Но наши дети остались и, заряженные лагерем, продолжали выходить на воду, плавать, ездить на велосипедах.

Что дал нам этот лагерь, такой, казалось бы краткосрочный?

Ну, во-первых, наши парусные усилия не пропали даром. Лёд тронулся и дети пошли, начали управляться. Одна проблема нас мучила – настоящую детскую доску найти нам не удалось. А имеющиеся ни как не хотели под детским весом приводиться. Ну да и что с того. Мы буксировали их на байдарке подальше от берега вверх по ветру, они поднимали паруса и, крутя фордаки, сваливались, потихоньку вниз. Опять буксировали и опять поднимали, и так, пока сил хватало парус этот поднять.

Только в полёте растёт человек Все дети, начиная с четырёхлеток, основательно сели на двухколёсные велосипеды и по Пироговскому бездорожью и буеракам накручивали со мной километров по 5-8.

Все дети стали уверенно плавать, ну разве что сама Агата слегка притормозила в этом вопросе.

Более того, они попробовали снорклинг и избавились от страха перед закрывающей нос маской и трубкой во рту.

Ну а что они выделывали на батуте – мама не горюй. Даже не ясно было в точности, что это – спорт или суперразвлекуха такая летательная.

В сентябре – октябре двое из них – Вася и Агата, встали совсем уж по-настоящему на серф в Дахабе. Мы нашли там действительно детскую доску и убедились, что и привестись и увалиться дети наши могут вполне осознанно и эффективно. Там же в Дахабе они всерьёз плавали с маской, трубкой и ластами на совсем уж настоящем коралловом рифе и видели своими глазами то, что многим взрослым и по сей день недоступно.

Димка ушёл, а лагерь остался. Остался в памяти детей, в ветре, который держали они в руках. Уверен, что и через 20-30 лет, дети наши, давно повзрослевшие, вспоминая где и когда они встали под парус, поплыли, поехали на велосипеде, вспоминать будут с восторгом и упоением этот наш полностью провальный, в коммерческом плане, лагерь.

Попутного им ветра и семь футов под килем!

Ещё фотографий? Да пожалуйста!